Бизнес-журнал «СТОЛЛЬ»
четверг, 24 ноября 2017

У людей должна быть альтернатива

Подписаться на «СТОЛЛЬ»
Вступай в бизнес-сообщество Воронежа
ВКонтакте:
Facebook:
Twitter:

О проекте еды для вегетарианцев, сыроедов и всех, кому хочется чего-то нового, вкусного и красивого рассказывает владелица необычного фуд-стартапа «Ньюби» Елена Чернышева.

Маркетологи в последнее время явно «перестарались» в теме «правильного питания». Проектов «детокса», рецептов по цветам, дням недели стало чрезмерно много, как и скепсиса к ним. Естественно, что желание монетизировать все, что даже отдаленно напоминает ЗОЖ у потребителей вызывает отторжение и добавляет недоверия даже добросовестным проектам, в основе которых действительно лежат идеи и принципы правильного питания. О том, как дать старт бизнесу здоровой пищи, есть ли в ней потребность у аудитории нашего города —  мы спросили автора проекта «Ньюби» Елену Чернышеву.

6K6A9482

Ваш бизнес, безусловно, очень интересный, как возникла идея запустить еду для вегетарианцев и сыроедов?
История достаточно проста: как это бывает в 99 % случаев с кулинарными проектами — все идет со своего стола, с желания видеть на нем что-то полезное, вкусное и новое. Идеологом проекта была моя коллега —  Наташа (прим. редакции: на данный момент Наталья Лесных развивает другой проект), она долгое время является приверженцем вегетарианства и подобные продукты готовила сначала для себя. Она разработала несколько видов конфет, несколько вариантов напитков на основе миндального молока и выпечку. С этим небольшим набором мы в мае 2015 года заявили о себе и о Ньюби, о том, что мы есть. Наша еда отличалась от того, что было на рынке на тот момент, так как не содержала рафинированных продуктов (сахар, мука) и продуктов животного происхождения. Но при этом наши продукты были и остаются сладкие и насыщенные вкусом. Ассортимент, который представлен в магазинах, пекарнях, кафе и рынках Воронежа — достаточно прост, его можно проштудировать за несколько дней, а мы, начитавшись разных иностранных СМИ, да и просто поглядев по сторонам чуть шире, находили в них что-то новое, еще не знакомое ни нашему рынку, ни потребителям, и просто не побоялись начать воплощать этот опыт в жизнь. Кстати, подобные проекты успешно реализуются в Москве и Питере, а в Воронеже эта ниша свободна.

_NET7098

 Когда вы запускались, представляли, какая будет аудитория у вашего продукта, кто эти люди, оценивали ли емкость рынка?
Мы оба — филологи, с маркетинговыми технологиями знакомы отдаленно, поэтому больше опирались на жизненный опыт, свои предпочтения, на своих друзей и подруг. Когда ты достигаешь определенного возраста, то уже можешь «довериться» своему видению ситуации и интуиции, наверное. Мы сразу поняли, что наша аудитория – это девочки, они и сладкое больше любят, и на новинки откликаются охотнее. Но при этом быстро отказались от ярких ярлыков веганских продуктов – этого в нашем городе побаиваются.
Кстати, насколько высок интерес в нашем городе к здоровой пище? Или наоборот вы сами формируете спрос? Считаете ли  вы, что ваша миссия это не только продать, но и рассказать о здоровом питании?
25% наших покупателей – это люди, которые понимают, что они будут есть. Они сами для себя это готовили, или это —  вегетарианцы и данная еда им идеологически подходит, или это просто люди, очень открытые и готовы пробовать все и возвращаться к полюбившимся продуктам. Остальные 75% — это покупатели, заказ которых начинается со слов: « А расскажите мне, что это?». В один момент мы поняли, что наш проект больше социальный, чем коммерческий, потому что с людьми сначала надо работать. Когда продукт настолько новый, возникает очень много вопросов, а зачем это все, почему это столько стоит, зачем нужно в принципе такое питание. То есть по сути мы занимается неким «образованием» нашей аудории.
Эта просветительская работа дает свои результаты? Велик ли процент тех, кто возвращается за покупкой?
Пока могу сказать, что новичков куда больше. Люди пробуют. Я не считаю, что это плохо или хорошо. Просто пока в Воронеже больше негде попробовать такую еду.
Как вы рассказываете о философии продукта, какие каналы коммуникации используете, какие оптимальны, на ваш взгляд?
У нас есть аккаунт в «иснтаграм» и аккаунт «в контакте», кроме того, мы общаемся лично с покупателями. Многие задают вопрос, на что похожи наши продукты? Про миндальное молоко я говорю, что оно легче обычного и это понимают. О выпечке я рассказываю, что хлеб — это только форма, а так это – суфле и люди тоже начинают лучше представлять продукт.  Если информации много, если ее надо читать, то, на мой взгляд, надо использовать «в контакте» или «facebook», а визуальное представление о товаре  дает, конечно, инстаграм. Если людям надо максимально доходчиво на уровне ощущений показать – это только личное общение.

D3S_4035

Мы много говорим даже не о маркетинге и продажах, а о некой философии продукта. Какой социальный подтекст вашего бизнеса?
Социальный подтекст я бы сформулировала следующим обращением: «Ребята, пора уже раскрыть глаза и пробовать что-то новое: торты могут быть не только мастичные, мука не только рафинированной, сладкое – это не обязательно белый сахар и, если вы ноете о том, что едите за ноутбуками всякий мусор, то вы просто не хотите поглядеть в сторону». Это, конечно, —  довольно агрессивная позиция. Мы ее стараемся преподносить достаточно мягко, но суть именно такая. Просто это момент уже накипевший. Когда ты постоянно вертишься в социуме, ты видишь, что люди «наступают на одни и те же грабли», им не интересно совершенствовать себя, меняться, менять привычки и взгляды даже ради лучшего качества жизни, открывать новые вкусовые ощущения, пробовать новые рецепты. Но рассказать, какой ужасной реальностью мы окружены – это да, всегда пожалуйста…
Ищите путь к трансформации общества «через желудок»?
Дело даже не в том, будут ли люди покупать конфеты или не будут, даже если они просто задумаются о своем питании, о себе — это уже очень большой для меня шаг. Мы рассказываем в социальных сетях о натуральных продуктах, мы рассказываем и о местах, где можно такие продукты достать по вполне адекватным ценам. Мы знаем, что от многих вредных штук массмаркета можно отказаться. К примеру, я очень легко отказалась в свое время от белого рафинированного сахара. Делать это – или нет, безусловно, каждый решает сам, но такая возможность должна быть и об этом надо писать.
А есть покупатели, кто попробовал и сразу отказался от сникерсов, конфет, происходит ли эта деформация?
Такая деформация не случается за полгода или даже год. Мы не призываем отказываться моментально от всего, и, опять же, это все очень индивидуально. Но если есть люди, которые с нашей помощью (продуктовой или информационной) отказались от рафинированной муки или сахара, я могу позволить себе попрыгать от счастья.
Продукт ваш специфичный, ингредиенты по большей части у нас не растут и  не производятся. Понято, что он не может стоить дешево. Тем не менее, за счет чего делаете его доступнее для потребителя?
Этот вопрос для меня сейчас очень актуален и больше всего волнует в связи с ситуацией с Турцией, потому что часть сухофруктов шла именно оттуда. Дело в  том, что наш продукт, действительно, не может быть дешевым исключительно в силу ингредиентов. Если вы пойдете на Центральный рынок и попробуете закупить продукты для самых простых конфет (один вид орехов, один – сухофруктов и пара специй), то вы поймете, почему конечный продукт столько стоит. Это очень тонкий момент: ты понимаешь, что качественный продукт не может стоить дешево, но и высокая цена в нынешних условиях неоправданна. Чтобы минимизировать цену для покупателя, мы работаем практически в ноль. Строить ценообразование сейчас откровенно очень тяжело, думаю, объяснять ничего не нужно. Для снижения цен (точнее, для того, чтобы их не увеличивать) я планирую заменить какие-то дорогостоящие ингредиенты, либо отказаться от них.

_NET7134

Есть ли проблемы с выбором поставщика, все-таки для здорового питания ингредиенты должны быть качественными?
Таких проблем нет, ведь раньше у этих поставщиков мы закупали для себя, а теперь стали просто закупать оптом. Например, на том же Центральном рынке есть пара ребят, которые не подведут.
Какие риски в целом есть у фуд-проектов, с чем точно придется столкнуться? Бывает ли так, что ниша кажется успешной, а после запуска оказывает, что спроса совсем нет?
По-моему, в России сложно все. Даже если не сложно, мы сами сделаем все таким, чтобы героически преодолеть препятствия…Так или иначе, если идея фуд или любого другого проекта возникла не на пустом месте, если продукт понят и прочувствован, то проблем с поставщиками, ассортиментом в принципе не будет. Если есть единомышленники, то возможно не будет вопросов и с аудиторией и, соответственно, со сбытом. Сложности могут быть с начальными инвестициями, потому что закупаться придется и, чтобы на выходе предоставить покупателю адекватную цену, закупаться придется оптом. И это только верхушка айсберга.В любом случае хорошую идею надо не бросать, а тестировать и развивать. Я вижу, что какие-то локальные проекты могут выстреливать и чувствуют себя очень хорошо, в то время как бизнес по проверенной франшизе просто не идет. Я за метод проб и ошибок.
Ну и немного о планах? Что впереди?
Я думаю больше о социальной роли этого проекта. Мне хочется, чтобы у людей была альтернатива, которую не всегда могут предложить сетевые магазины или небольшие предприятия, так или иначе связанные с питанием. В планах  – обновление ассортимента, пересмотр цен, возможно, мероприятия… Пока сложно говорить о глобальных целях, люди только тестируют продукт, да и время в общем-то мы выбрали для старта не самое простое. Наша еда сложная, не всегда понятная.  Точно могу сказать только то, что проект должен и будет жить, хотя бы как в противовес имеющемуся рынку. Если Ньюби исчезнет, то кто-то, уже готовый к переменам в своей жизни, решит, что альтернативы нет и оставит свои поиски. Считаю, так случиться не должно.

Вступай в бизнес-сообщество Воронежа
ВКонтакте:
Facebook:
Twitter:

← Вернуться

×
Вступай и участвуй в жизни бизнес-сообщества Воронежа
ВКонтакте:
Facebook:
Я уже подписан на «СТОЛЛЬ»
×
Вступай в бизнес-сообщество Воронежа
ВКонтакте:
Facebook:
Twitter:
Я уже подписан на «СТОЛЛЬ»